Помогать — это способ делать роды трудными

Liliana-i-il-ya-na-lektsiiВ апреле 2014 года большой группой единомышленников мы съездили в Лондон, на Курс для доул, который проводят доктор Мишель Оден и доула Лилиана Ламмерс. Занятия шли с переводом на русский, среди нас были акушеры-гинекологи, акушерки, доулы, неонатологи, остеопаты, психологи, и другие люди, которые чувствуют в себе призвание сопровождать матерей и помогать им. Два мудрых человека, врач и доула, говорят об очень простых вещах, которые трудно услышать и еще труднее воплотить в реальность (если вы попробуете и понаблюдаете за собой со стороны, то увидите, как это трудно). Например, как научиться НЕ ПОМОГАТЬ рожающей женщине? И звучит крамольно, и вообразить себе сложно. И тем не менее, это согласуется с современным научным видением физиологии родов.

Лилиана рассказывает: «Неделю назад я была на родах. Это был второй ребенок, а первого мама рожала в Швейцарии, в госпитале, так, как там заведено: с эпидуральной анестезией, окситоцином, эпизиотомией, два часа «тужься-тужься» прежде чем появится ребенок. После родов у женщины случилось опущение стенки влагалища, делали операцию (она долго тужилась под анестезией, и это привело к опущению). И вот уже в Лондоне, будучи беременна вторым, она пришла ко мне, доуле: она очень боялась, что у нее снова случится та же история. Я сказала: «Лучший путь – сделать роды насколько возможно лёгкими – так, чтобы тебе не пришлось тужиться. С эпидуральной анестезией ты не будешь чувствовать свое тело и тебе придется тужиться, а это и ведет к выпадению». Она мне поверила, хотя подруги отговаривали ее рожать без анестезии.

Мы приехали в родильный центр Челси-Вестминстер, когда она уже была глубоко в родах и уже скоро должна была родить. Интересно, какова была  первая реакция у юной, совсем молоденькой, акушерки – она немедленно захотела помочь! Женщина вошла в комнату – и сразу на мягкий мат, на пол: у нее сразу же началась схватка. Акушерка тотчас бросилась к ней: «дыши, дыши…». Я осторожно взяла эту милую акушерку за руку и отвела в другой конец комнаты. Почти беззвучно я сказала, прикладывая палец к губам: «Пожалуйста, пожалуйста, умоляю! Не говори ничего. Она в другом мире, не буди ее! Пусть делает, что хочет, пусть говорит, что хочет… молчи, пожалуйста, умоляю!» Акушерка была умница и не проронила ни слова. И женщина была «не в себе», она грязно бранилась, она божилась, несколько раз говорила «сейчас умру»… и родила ребенка весом 4,5 кг. Перед тем как осмотреть маму 2 часа спустя после родов, акушерка сказала мне: «Наверное, порвалась сильно – такой большой ребенок!» И не найдя ни малейшего разрыва, очень удивилась! А я вот – не удивилась. Потому что никто не будил маму, никто не говорил ей, что делать, никто не говорил ничего, и она даже не тужилась – ребенок просто родился. В таких условиях разрывов или не бывает, или они минимальны. Ее муж присутствовал, но я усадила его в кресло, в уголок подальше – и ему там было очень хорошо. И в комнате было очень темно: свет выключен, окна зашторены – вообще еле видно было хоть что-нибудь. Здесь, в Лондоне, в клинике можно обеспечить такие условия для родов. Но все же… с большой вероятностью возникнет человек, который захочет помогать: «а вот этого не хочешь? а тебе удобно? а в бассейн давай? хочешь того? хочешь  сего? Помогают-помогают-помогают… и это делает роды трудными. Очень многое изменилось к лучшему, но пока еще далеко от совершенства».